Баннер Перед Заголовком

Ушедшая в монастырь актриса Ольга Гобзева объяснила свой выбор

0

Актриса Ольга Гобзева, тонкая и трепетная, снялась в 50 картинах. Среди них — «Застава Ильича» («Мне двадцать лет») Марлена Хуциева, «Крылья» Ларисы Шепитько, «Похождения зубного врача» Элема Климова, «Фокусник» Петра Тодоровского, «Портрет жены художника» Александра Панкратова, «Однажды двадцать лет спустя» Юрия Егорова, «Ехали в трамвае Ильф и Петров» Виктора Титова. Кто-то из кинематографистов старшего поколения продолжает называть ее Олей, а кто-то — Ольгой Фроловной.

b8399b12e8595dd1efd501218685fb04 - Ушедшая в монастырь актриса Ольга Гобзева объяснила свой выбор

«Мои люди» (1990).

Но накануне 50-летия Гобзева оставила актерскую профессию, завершив свою кинокарьеру картиной «Господи, прости нас грешных» Артура Войтецкого, где снималась с Богданом Ступкой. И с 1992 года она — инокиня Русской православной церкви. В 1991-м приняла монашеский постриг в Свято-Введенском женском монастыре, позднее стала игуменьей Свято-Елисаветинского женского монастыря.

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

Ольга Гобзева окончила актерско-режиссерский курс во ВГИКе, училась в мастерской Бориса Бабочкина — навеки Чапаева из знаменитого фильма братьев Васильевых. Ее однокурсники — будущие знаменитости: режиссеры Станислав Говорухин, Леонид Нечаев, Валерий Рубинчик; актеры Олег Видов, Арина Алейникова, уехавшая в США, красавец Ираклий Хизанишвили, ставший первым мужем Ольги Гобзевой еще в студенческие годы.

Ольга Фроловна — деликатный человек. Всегда спрашивает даже в родной кинематографической среде, может ли присесть за общий стол: «Вдруг кто-то не захочет сидеть с матушкой». Встретились мы в Благовещенске, на фестивале «Амурская осень», после чего небольшая делегация должна была отправиться в Китай. Матушка Ольга собиралась поехать туда, чтобы посетить православный храм в Шэньяне, помолиться за похороненных там русских воинов. Но маршрут изменили, и она вернулась в Москву. Несколько лет назад побывала в Харбине, где когда-то жили около двухсот русских, приехавших в конце XIX века на строительство Транссибирской магистрали. Наши кинематографисты постоянно навещают кладбище русских эмигрантов, долгое время находившееся в полном запустении. Мусор с надгробий травой вместо веников сметали Светлана Немоляева и Ольга Гобзева. А потом плакали над заброшенными могилами.

273defdf703718edd798566509addd62 - Ушедшая в монастырь актриса Ольга Гобзева объяснила свой выбор

«Тарковский приглашал меня на пробы»

— Ваш однокурсник Олег Видов, у которого я была в гостях в Малибу, передал в подарок Марлену Хуциеву диски с советскими мультфильмами. Вы же все снимались в «Заставе Ильича»…

— Марлен был удивительный человек. Помню, как мы с оператором Маргаритой Пилихиной плакали в декорации, потому что приходилось делать по 27 дублей. Причем я вынуждена была бить бедного Андрея Тарковского. Для меня это стало жутким стрессом на всю оставшуюся жизнь. Уже тогда я подумала, что, очевидно, неправильно выбрала профессию.

— Зачем потребовалось столько дублей? Чего добивался Хуциев?

— Не знаю. Но он не мог остановиться. Маргарита Пилихина — необыкновенный профессионал, очень умная женщина. А у меня это была одна из первых работ, и она сильно отрезвила относительно выбора профессии. Я подумала: «Боже ты мой! Зачем подчиняться чужой воле, а то и самодурству?»

Я могла сделать более успешную карьеру, но часто не соглашалась с режиссерами. Один из них — известный ленинградский кинематографист — считал, что с его стороны честно и благородно сказать актрисе, что она будет сниматься в том случае, если станет его женой или любовницей. А я была тогда совсем девочкой. Мне было 18, и я снималась в эпизоде. А режиссер считал, что облагодетельствовал меня. Ужас! Я никогда не была в эйфории от того, что поучаствовала в знаменитом фильме. А тут — какая-то купля-продажа. Но режиссер хотя бы был откровенен и в некоторой степени поступил благородно, назвав все своими именами. Внешне у него блистательная судьба, как и у той актрисы, которая в итоге снялась в его картине. Но я ни секунды не жалею о том, что все это меня миновало.

Так что все естественно в моем переходе из актерских низин в новую жизнь. И, конечно, с Божьей помощью, по молитвам моим. Мои двоюродные бабки — сестры моей бабушки Ефросиньи — были монахинями.

— Они-то наверняка настрадались.

— В монастырях? Ну как вам сказать. Одна из них была игуменьей. Вторая, младшая, наверное, настрадалась. Моя мама рассказывала, как, собирая лекарственные травы для сушки, бабка увидела монаха: в отдалении находился мужской монастырь. Она даже лица его не увидела, только фигуру. Он проходил, и это поразило ее в самое сердце. Она умерла от скоротечной чахотки — значит, не была предназначена для монастыря…

— Несколько лет назад матушка из Пскова рассказала мне, как Андрей Тарковский определил ее путь. Студенткой она побывала на его творческой встрече, потом рассказала что-то о себе и спросила, как дальше жить. Ее уже нет на свете.

— Все это интересно и странно. Андрей был очень непростым человеком. Он приглашал меня на пробы, но память о его больной щеке, по которой я его била, а он нервно дергался, не позволила мне с ним работать. Продолжения не было.

— Странно, что на вас это так сильно подействовало.

— Да, очень сильно. Я бы могла ударить его один-два раза, возмутившись циничной фразой героя, но избиение, которое устроил Марлен Андрею, к тому времени уже прославившемуся, не поддается объяснению. Его фильм «Иваново детство» мне очень нравился.

Случай, о котором вы рассказали, — скорее всего, совокупность обстоятельств. Наверное, в самой девушке уже все было готово к такому выбору. Потребовался импульс извне — и все. Сам Андрей не мог быть пророком. Он ведь устроил пожар в Успенском соборе во Владимире, совершенно хладнокровно убивал животных во время съемок… Скорее всего, на студентку подействовало общее впечатление от его фильма «Андрей Рублев». Особенно там хорош колокол. Это по-настоящему духовный кусок фильма.

532279b83f6013076aa581c716f4720e - Ушедшая в монастырь актриса Ольга Гобзева объяснила свой выбор

— А что определило ваш выбор?

— Меня ведь тоже никто не посылал в монахини. Ничего подобного даже в голову не приходило. У меня был духовный отец (уже более сорока лет он является моим духовным наставником, дай Бог ему здоровья), и я попросила у него благословения. Как-то я спросила: «Батюшка, меня зовут в монастырь поговеть на Великий пост». — «Поезжай», — ответил он. «Батюшка, а вдруг постригут?» — «На все воля не наша, а Божья. В монастырь только Господь за руку приводит. Другого нет пути».

Таким был наш разговор, и я спокойно поехала. Поговела три дня. В первые дни в монастыре вообще ничего не едят. Потом появился владыко и благословил меня послушницей — буквально через два дня моего пребывания в монастыре. А воскресенье первой недели поста заканчивалось праздником Торжества православия. И меня постригли. Был шок. То есть в глубине души я понимала: происходит что-то правильное и глубокое. На внешнем уровне это воспринималось иначе. Кто-то решил, что артистку постригли по блату. Но по блату такое не происходит.

— Вы не видели картину «Сквозь черное стекло» Константина Лопушанского? Там отчасти затронута эта тема.

— Нет, пока не видела. Эту тему надо пережить, чтобы о ней говорить. Тут все должно быть тонко, иначе можно все испортить грубыми мазками и, значит, ничего не понять. Я посмотрела «Балканский рубеж» по просьбе своей внучки. У нее интересная оценка, с которой я согласилась. Он какой-то несостоявшийся. Такая колоссальная тема, а получился боевичок. А фильм должен быть не об этом. Затронули тему и отступили, начав, не дошли до конца. Можно было сделать такое сильное предупреждение!..

— Почему вашу внучку так заинтересовал этот фильм? Она взрослая?

— Ей 19 лет, родилась она в 1999 году, когда шли бомбежки в Югославии. Она говорит, что это и ее судьба тоже. Внучка увлеклась Балканами, немного знает сербский и хорватский языки. Эта тема продолжает ее держать. Она в культуре и даже поп-культуре Балкан чувствует больше искренности и глубины, чем в нашей. Я после показа «Балканского рубежа» подошла к Гойко Митичу и поцеловала. Он ведь тоже хотел высказаться в своей роли — и не высказался не по своей вине.

— Вы часто путешествуете?

«Я стараюсь помогать одиноким людям»

— Несколько раз была в Китае. Меня поразили там дома-призраки, где никто не живет. Их строят на будущее, для детей и внуков, и недостраивают. Я побывала в Египте. Какие же там пирамиды и, главное, монастыри, относящиеся к третьему–седьмому векам! Мы ездили по всем монастырям — Святого Антония, Святого Павла и Святого Макария. Нас сопровождал монах Макарий. У него такой лик! Я попросила его: «Помолитесь о нас, батюшка, чтобы наше путешествие складывалось». И он серьезно помолился. Все прошло без сучка и задоринки.

361ef33dc13a96d4cea146fc8e7c059f - Ушедшая в монастырь актриса Ольга Гобзева объяснила свой выбор

— Это был паломнический тур?

— Да, по местам Святого семейства. Когда я подошла к пирамиде, прислонилась спиной к камню и поняла, что значит путешествие во времени. Такое ощущение, что ты в космосе. Когда поднималась к пещере Святого Антония (а она расположена высоко), то сумела пройти только половину пути. Представила себе, что будет дальше, как меня придется сносить на руках, потому что не хватит сил пройти весь путь… Стоя на площадке у церкви, посмотрела на пещерку. Там отвесная скала, как плато, и на ней четко видны фигуры Богородицы и апостолов. На севере Африки столько непонятной и изумительной энергии! А Каирский музей! Там легко канонизируют своих мучеников. У нас должно пройти много лет, прежде чем станет возможна канонизация. А в Египте народ принимает пострадавшего, мученика как святого почти мгновенно. Мученик — он уже святой. Мне там подарили иконку.

— Иконы там веселые. На тех, что продают в коптском монастыре, святые могут ехать на ослике…

— Есть икона, где Богородица сидит на ослике, а Иосиф ведет его под уздцы. А у него на плече сидит Иисус Христос лет трех, вцепившись в седую голову Иосифа. Из-под детских пальчиков торчат клочки волос. В монастыре Святого Павла я спросила у монаха: «Почему у вас святые очень веселые? А на фресках у всех — радостные детские глаза». — «Так они же в раю», — ответил он. Да, у них есть непосредственность даже в иконографии.

Копты — конечно, аристократы, потомки фараонов. Нас сопровождал простой христианин-копт. Когда мы подошли к статуе Рамзеса, он сказал: «Это мой портрет». И действительно, что-то есть вечно живое в этом.

— Вы не раз говорили, что не смогли бы жить где-то помимо России.

— Отъезд трагичен для русского человека. Я не могу понять, как можно покинуть свою страну. Допустим, у меня отец пьяница, а мама наркоманка, или они мелкие жулики. Но это мои родители, моя родина.

Часто неверный шаг меняет архетип человека, особенно молодого. Я чувствовала в Олеге Видове какой-то трагизм, и дело тут не только в его отъезде. Наташа Кустинская — прелестная, красивая студентка и актриса — вдруг согласилась быть такой, какой ее хотели видеть. Не хочу сравнивать ее жизнь с судьбой Олега Видова: он все-таки был юношей. Но вся жизнь Наташи впоследствии привела ее к глубокому одиночеству и трагедии. Она потеряла какой-то внутренний стержень, который наверняка был у нее. Во всяком случае, я его видела.

— Но Кустинская ведь с вами не училась?

— Не училась. Просто я в силу своего монашеского послушания, коль оно мне дано, стараюсь помогать одиноким людям. Я Наташу привела в пример, потому что он очень яркий. Она человек умный, достойный, мы с ней подолгу разговаривали по телефону, и она спрашивала: «Ольга, за что мне все это?!» Сын у нее умер и внук. Что я могла на это сказать? Такая судьба Божья. Ничего, кроме утешения и сочувствия, быть не могло. Нельзя давать жесткие оценки, хотя кто-то мог бы брякнуть, что, мол, сама виновата. Понятно, что мы сами свою судьбу выстраиваем. Но мне жалко было и Наташу, и Олега.

Щемящая нотка остается почти в каждой судьбе. Рассуждать о том, кто виноват, нам не пристало. Иногда одиночество вдвоем бывает страшнее реального. Не все объяснишь словами. Ведь так важно понимание без слов, когда две души настроены на один лад. Иногда все внешне прекрасно, но в душе все иначе. Думаю, что и Михаил Козаков был одинок в Израиле, судя по его воспоминаниям.

— Видимо, это свойство русского человека — тосковать уезжая.

— Я не знаю, что на это сказать, потому что никуда не уезжала. Кто у нас открыл моду «бежать»? Кто-то из балетных? Нуреев, Барышников? Они открыли ящик Пандоры. Невероятно важно не терять своего природного стержня, ощутить его — как мужчинам, так и женщинам. Для всех это важно.

Мы ездили в Китай всего-то на несколько дней, потом возвращались в Благовещенск с невероятной радостью. Здесь даже воздух другой — прозрачнее, чище, а в Китае дышать труднее. Россия — непростая страна. Это дом Богородицы. Сколько у нас храмов, и молитва постоянная идет по всему поясу. Все это очень влияет. Есть такое церковное определение: «очищение воздухов». Оно происходит постоянно благодаря молитве. Это можно осознавать, но можно и неосознанно чувствовать, просто в этом жить. Мне жаль Олега Видова, которого, можно так сказать, убила тоска по родине.

— Чего больше всего не хватает людям?

— Русскому человеку важно поговорить по душам. А иногда поговорить не с кем. Особенно важно, когда женщины умеют слушать. Для русского мужчины это все. Простите за сравнение, но это сродни сексу. Можно выслушать с сочувствием, ни слова не сказать в ответ, но это будет полное счастье. Важно, чтобы русские женщины этого свойства не теряли.

Понравилась статья?
[Все Оценки: 0 Общий Рейтинг: 0]

Вам может быть интересно!

Оставьте ответ